Избирательное право на работу «по закону»

Важна не точечная борьба с последствиями, а системный подход в борьбе с экономическими причинами, которые лежат в основе контрабанды. В первую очередь речь идет о существовании возможности легализировать контрабандный товар внутри страны.

Когда не работают исполнительные институты власти, законодательная начинает плодить новые и новые законодательные акты, призванные «залатать брешь» исполнителей, а гарант Конституции вынужден включать ручное управление. Именно так выглядят решения СНБО относительно контрабандистов.  Громкие списки, одиозные фамилии, блокирование счетов, лишение гражданства – к каким результатам должны привести эти действия, какие процессы запустить в обществе? Контрабандисты должны испугаться, таможенникам должно стать стыдно за честь мундира, законодатели должны предложить новые законодательные решения?

Все громче звучат предложения криминализировать контрабанду, все чаще это подается как действенный метод борьбы, но забывается, что это уже было. До 2012 за контрабанду была уголовная ответственность и из тех 300 дел, что попали в суд, реальные сроки получили аж 3 человека. И что-то подсказывает, что эти трое не одиозные организаторы схем и ничего общего не имеют со списком топ-10 контрабандистов от СНБО.

За быстрыми и легкими решениями скрывается провал системных действий, не способность выстроить работающий механизм анализа, выявления и привлечения к ответственности нарушителей закона.

Давайте вынесем на РНБО вопрос отсутствия в Украине единого системного подхода в борьбе с контрабандой и неразрывно связанной с ней коррупцией при таможенном контроле и оформлении.

Еще в июле 2019 года Указ Президента Украины «О мерах противодействия контрабанде и коррупции во время таможенного оформления товаров» предусматривал формирование Программы по борьбе с контрабандой. Но системного межведомственного плана все так же нет. Определенные шаги в борьбе с контрабандой предпринимаются, но и они, к сожалению, являются незавершенными.

Например, важный элемент в борьбе с контрабандой – обмен информацией с таможенными органами других стран.

Недавнее выявление ГБР на Киевской таможне масштабной схемы с многомиллионным занижением таможенной стоимости автомобилей из Грузии – очередное тому подтверждение. Владение информацией страны-экспорта о реальных ценах позволит исключить сокрытие достоверной таможенной стоимости товаров. И если в направлении получения такой информации от таможенных органов стран-подписантов Конвенции о процедуре общего транзита (а это 35 стран) Украина очень медленно, но  движется, то этого не скажешь про обмен информацией, например, с Китаем, который по сути является главным «проблемным» в плане контрабанды торговым партнером Украины. Начать диалог возможно через дипломатические каналы, но для этого неплохо бы назначить Посла Украины в Китае.

Фирмы и фамилии могут меняться, а контрабандные схемы тем временем совершенствуются, поэтому важна не точечная борьба с последствиями, а системный подход в борьбе с экономическими причинами, которые лежат в основе контрабанды. В первую очередь, речь идет о существовании возможности легализировать контрабандный товар внутри страны. К сожалению, внутренний рынок Украины превратился в бесконтрольный прилавок, где можно продать все что угодно, без проверки на безопасность и без уплаты налогов.

В отрасли торговли бытовой техникой и электроникой по разным оценкам экспертов до 30% техники попадает в страну нелегально по разным схемам. Эти 30% потребляет внутренний покупатель, зачастую не получая гарантийные обязательства и подвергая риску себя и свое имущество. По данным ДСНС в 2019 году произошло 8031 пожаров, причиной которых стали нелегальная и контрафактная техника, чаще всего горели телевизоры, холодильники и электроплиты.  Это 2 место в списке причин возгорания и 9,3% от общей статистики всех пожаров, что привело к гибели 186 людей. Предприниматели, реализующие такой товар, дополнительную маржинальность, формирующуюся за счет неуплаты налогов в бюджет, кладут себе в карман имея таким образом неучтенный кэш, который позволяет поддерживать коррупционные отношения с контролирующими органами и обеспечивать схемы нелегального ввоза и реализации товара.

Эксперты и игроки рынка отмечают увеличение доли официальных продаж во время первого локдауна в 2020 году, когда граница для перемещения граждан была закрыта. Так называемая схема «пиджаки» временно прекратила свою работу, запасы нелегального товара были ограничены, новые поступления временно недоступны, что вынудило нечестных предпринимателей покупать товар внутри страны у официальных импортеров. Из данной тенденции можно предположить, что при осуществлении действенного контроля на границе и соблюдении законодательства, например, норм направленных на борьбу с так называемыми «пиджаками» (подпункт 196.1.18 статьи 196 Налогового кодекса), данную нелегального схему прекратить возможно. 

На рынке бытовой техники и электроники существует аномальная особенность: при реализации товара крупные бренды работают через субъектов предпринимательской деятельности на упрощенной системе налогообложения. Анализ ТОП-20 участников рынка 2020 года показывает, что разрешенный в 2020 году лимит пребывания на 2 группе ФЛП исчерпывается от 1 до 30 дней (из расчета повышенного лимита свыше 5млн. грн  в год).

Например, средний ценник на смартфон порядка 9000 грн, на 2 группе ФЛП предприниматель может продать 3 телефона в два дня, если мы берем премиум бренд, например Apple, то за год продавец на 2 группе может продать всего 200 телефонов, 1 телефон раз в два дня (берем среднюю стоимость 25000грн за телефон). Понятно, что такой объем продаж для брендовых магазинов является нерентабельным. Поэтому объемы продаж занижаются, товар продается без обязательного фискального чека, а контроль выявления таких фактов усложняется как низкой институциональной способностью контролирующих органов, так и постоянным введением мораториев на проверки.

Что же нужно, чтобы все участники рынка работали в равных условиях, чтобы потребитель не подвергался риску при покупке техники и электроники, а бюджет не терял до 7 млрд. грн в год?

Необходимо упорядочивание всех предпринимаемых властью мер в единый комплекс, где компетентные органы будут системно решать задачу «сокращения» контрабанды до «некритичных» масштабов, чтобы она перестала быть непреодолимым блоком на пути развития нормального бизнеса и цивилизованного государства.

В таком комплексе, даже если таможня не увидит заниженную стоимость при импорте, то при внутренней продаже, вопросы возникают у налоговой или ГФС. А если не возникает, то тогда уже у ГБР возникают вопросы ко всем вышеперечисленным.

Но работает это при высокой        институциональной состоятельности таких органов и адекватной законодательной базе. У нас же на выходе получаются только коррупционные возможности для ГБР, ГТС, ГФС и ГПС. Потому как в силу неэффективной, неактуальной или устаревшей нормативной базы, добрая половина схем или частично легальна, или неуязвима.

Например, можно не указать название торговой марки импортного брендового товара, уплатив на порядок меньше НДС и пошлину. Статья в Таможенном кодексе выписана так, что, если нет торговой марки в товаросопроводительных документах - товар декларировать без ее указания можно.

Или зачем торговать от юрлица с высокой налоговой нагрузкой, если можно продавать от ФЛП, с фиксированной ежемесячной уплатой налогов, скрывать свой реальный оборот, не проводя продажи через «кассу» и оставаться работать под вывеской «малого бизнеса». Так и получается, что под одной вывеской торгуют сотни ФЛП, формально закон не нарушен. А практически это крупный бизнес дробится уходя от налогов и ответственности. 

То есть, нормативная база - это фундамент, без которого даже реформированные госорганы здоровую экономику не построят.

И хотя в последние годы, неоднократно предпринимались попытки разработки разнообразных комплексных реформ и планов, до логического финала ни один из них не дошел, реализованы в лучшем случае фрагменты.

Системный план должен включать:
-ликвидацию дискреции в правоприменении; изменения в законодательство для устранения или, по крайней мере, усложнения самых распространенных схем уклонения от налогообложения («пиджаки», «почтовая контрабанда»);
-максимальную автоматизацию таможенных процессов, в том числе введение модулей принятия автоматизированных решений по выполнению таможенных формальностей, и, как результат, - сведение к минимуму влияния человеческого фактора при таможенном контроле и оформлении;
-внедрение централизованного таможенного оформления: разделение документального и фактического контроля товаров (что позволит обеспечить единообразие контроля, упреждение «миграции» серого импорта между таможнями в поисках наиболее «льготных условий»);
-обеспечение достоверности декларирования путем должного функционирования системы рисков, технических средств таможенного контроля, системы обмена информацией с таможенными органами зарубежных стран, внедрения современных IТ-решений;
-создание действенной системы ответственности таможенника за создание искусственных преград законопослушному бизнесу и коррупцию при оформлении, а, с другой стороны, – системы мотивации для добросовестных сотрудников в контексте перехода на контрактную форму занятости.

Должна быть достроена система, основанная на информационно-аналитическом подходе (выявление рисковых субъектов и операций, оперативное реагирование на них с одновременным снижением административной нагрузки на добропорядочный бизнес), обеспечено выполнение законодательства и государством, и бизнесом - единые «правила игры» для всех, обеспечено включение в контроль за продажей товара с фискальным чеком самого мотивированного участника рынка – покупателя. И, наконец-то, должна быть создана система контроля цепи поставки товара от границы до конечного потребителя не на словах, а на практике.

 

https://blog.liga.net/user/saraslanova/article/40052

Залишити коментар

Переконайтесь, що ви вводите (*) необхідну інформацію, де потрібно
HTML-коди заборонені